Yasamal rayon Mərkəzi kitabxanası

Yasamal rayon MKS
Uşaq dünyası
14 Noyabr , 2017

Астрид Анна Эмилия Эриксон родилась 14 ноября 1907 года на хуторе Нас, недалеко от Виммербю (Швеция). В детстве Астрид Линдгрен была окружена фольклором, и многие шутки, сказки, истории, которые она слышала от отца или от друзей, легли потом в основу её собственных произведений. Любовь к книгам и чтению, как она призналась впоследствии, возникла на кухне у Кристин, с которой она дружила. Именно Кристин приобщила Астрид с удивительному, волнующему миру, в который можно было попадать, читая сказки. Впечатлительная Астрид была потрясена этим открытием, а позже и сама овладела магией слова. Писательский дар и страсть к сочинительству проявились у неё, стоило ей только выучиться грамоте. Её способности стали очевидными уже в начальной школе, где Астрид называли «виммербюнской Сельмой Лагерлёф», чего, по собственному мнению, она не заслуживала. Окончив школу, работала в местной газете, затем переехала в Стокгольм (1926 г.) и поступила в школу секретарей. 4 декабря этого же года у нее родился сын Ларс. Замуж Астрид Эриксон вышла на пять лет позже, приняв в замужестве фамилию, ставшую впоследствии всемирно известной. Свою первую большую сказку - "Пеппи Длинный чулок" - Астрид Линдгрен написала в подарок дочери в 1944 году. Когда дочке Карин исполнилось семь лет, она тяжело заболела и пролежала в постели несколько месяцев. Каждый вечер девочка просила у матери что-нибудь ей рассказать. "Однажды, когда я не знала, о чем повествовать, она сделала заказ - о Пеппи-Длинный чулок. Я не спросила, кто это, и начала рассказывать невероятные истории, которые соответствовали бы странному имени девочки". Как-то вечером в марте 1944 года Астрид надо было навестить одного своего друга. Шел снег, на улице было скользко, она упала и сломала ногу. Некоторое время ей пришлось полежать в постели. Заняться было нечем, и она начала стенографировать свои истории о Пеппи, решив преподнести рукопись в подарок дочке, когда ей исполнится в мае десять лет. Как и почему Астрид все-таки решила отправить работу в издательство - об этом история умалчивает. Книжка молниеносно стала популярной, ей присудили несколько призов, а ошарашенного автора пригласили работать в детское книжное издательство. С тех пор сказки Астрид Линдгрен, одна за другой, словно голубь с ладони, взлетали в мир. Идею "Карлсона, который живет на крыше" тоже подсказала дочь. Астрид обратила внимание на смешной рассказ Карин о том, что, когда девочка остается одна, к ней в комнату через окно влетает маленький веселый человечек, который прячется за картину, если входят взрослые. Так появился Карлсон - красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил. Но тогда его звали Лильем Кварстен. Астрид Линдгрен не раз повторяла: - Не хочу писать для взрослых! Эти слова стали кредо ее жизни и творчества. Она хотела писать только для детей, потому что абсолютно разделяла точку зрения замечательного французского писателя Антуана де Сент-Экзюпери, что все люди родом из детства. В 1957 году Линдгрен стала первым детским писателем, получившим премию шведского государства за литературные достижения. На Астрид обрушилось такое количество наград и премий, что перечислить их все просто невозможно. В 1969 году прославленный стокгольмский Королевский драматический театр поставил «Карлсона, который живёт на крыше», что было необычно для того времени. С тех пор инсценировки по книгам Астрид Линдгрен постоянно идут как в крупных, так и небольших театрах Швеции, Скандинавии, Европы и Соединённых Штатов Америки. За год до постановки в Стокгольме спектакль про Карслона был показан на сцене Московского театра сатиры, где его играют до сих пор. Если в мировом масштабе творчество Астрид Линдгрен обратило на себя внимание прежде всего благодаря театральным спектаклям, то в Швеции известности писательницы немало способствовали фильмы и телесериалы по мотивам её произведений. Первыми были экранизированы повести о Калле Блюмквисте — премьера кинофильма состоялось на Рождество 1947 года. Ещё через два года появился первый из четырёх фильмов о Пеппи Длинный чулок. В период 50-х по 80-е годы известный шведский режиссёр Улле Хелльбум создал в общей сложности 17 фильмов по книгам Астрид Линдгрен. Визуальные интерпретации Хелльбума с их невыразимой красотой и восприимчивостью к писательскому слову стали классикой шведского кино для детей. С начала 70-х годов написанные ею книги неизменно возглавляют список самых популярных произведений для детей. Ее произведения, повествующие о Пеппи Длинный Чулок, Эмиле из Леннеберги, Малыше и Карлсоне, изданы на 58 языках. Ее книги заложили традицию совершенно новой детской литературы, порывающей с привычными для этого жанра нравоучениями и сентиментальностью. Кандидатура скончавшейся 28 января 2002 года шведской детской писательницы Астрид Линдгрен посмертно выдвинута на Нобелевскую премию мира. 

 

 

Как у Пеппи покупают виллу "Курица"

Городок наш, как вы знаете, небольшой, зато очень уютный - узенькие улочки, мощенные булыжником, невысокие аккуратные домики с палисадниками и много-много цветов. Всякий человек, который случайно попадал в город, не мог не подумать, что здесь, наверное, очень спокойно и приятно жить. Правда, особых достопримечательностей у нас нет, только два места достойны внимания приезжих: краеведческий музей да старый курган - и все. Впрочем, жители города очень гордятся этими достопримечательностями и поэтому повесили указатели, чтобы каждый приезжий знал, куда ему прежде всего следует идти. На одной стрелке написано крупными буквами: "К краеведческому музею"; на другой - "К кургану".

Но есть в городе еще и третий указатель - тоже стрелка и надпись "К вилле "Курила". Правда, этот указатель появился только недавно. Дело в том, что в последнее время почти все приезжие спрашивают, как пройти к вилле "Курица". Собственно говоря, этой виллой интересуются теперь больше, чем краеведческим музеем или курганом.

Однажды в ясный летний день наш городок посетил некий господин. Сам он жил в очень большом городе и поэтому вообразил, что он куда более важный и благородный, чем все жителя нашего крохотного городка. К тому же он очень гордился своими начищенными до блеска ботинками и широким золотым кольцом на пальце.

Может быть, и удивляться нечего, что он считает себя чуть ли не самым умным на свете.

Проезжая по нашим улицам, он что было мочи сигналил, чтоб все слышали, что это он едет.

Когда же этот господин увидел указатели, губы его скривились в усмешку.

"К краеведческому музею". Нет уж, благодарю покорно! - пробормотал он себе под нос. - Эта забава не для меня. " К кургану", - прочел он на втором указателе. - Час от часу не легче! - Потом он увидел третью стрелку и воскликнул: - А это еще что за глупости! Надо же придумать такое дурацкое название!

Он не мог прийти в себя от удивления. Вилла ведь не может быть достопримечательностью вроде краеведческого музея или кургана. "Наверное, этот указатель повесили по другой причине", - думал он. В конце концов он нашел единственно возможное объяснение: эта вилла, должно быть, продается, и указатель, видно, повешен для того,.чтобы те, кто хочет ее купить, знали бы, куда надо идти. Господин этот давно уже подумывал, что ему пора купить виллу в каком-нибудь маленьком городке, где не так шумно, как в большом городе. Конечно, он не собирался переезжать в такой городок навсегда, но мог бы время от времени наезжать туда, чтоб отдохнуть. К тому же в маленьком городке его благородство и изысканные манеры будут куда заметнее, чем в большом городе. И он принял решение немедленно отправиться поглядеть на эту виллу.

Спрашивать дорогу ему не пришлось, он поехал в указанном стрелкой направлении. Он пересек весь город и оказался на самой окраине. Но того, что искал, так и не обнаружил. И, уже потеряв всякую надежду найти виллу, он вдруг заметил на ветхой калитке сада белый листок, на котором красным карандашом было написано: "Вилла "Курица".

За калиткой он увидел большой запущенный сад - старые деревья, поросшие мхом, лужайки с неподстриженным газоном и много-много цветов, которые росли не на клумбах, а там, где им заблагорассудится. В глубине сада виднелся дом. Но боже, что это был за дом! Он выглядел так, словно развалится вот-вот на глазах. Солидный господин глядел на дом и вдруг даже присвистнул от удивления. На террасе дома стояла лошадь. Господин этот не привык видеть лошадей на террасах. Вот почему он и свистнул.

На ступеньках террасы на солнцепеке сидели трое детей. Посередке веснушчатая девочка с двумя ярко-рыжими косичками, торчащими в разные стороны. Слева от нее примостилась маленькая светловолосая девчушка, очень милая с виду, в синем клетчатом платье, а справа - аккуратно причесанный мальчик. На плече у рыжеволосой девчонки сидела обезьяна.

Солидный господин удивлялся все больше и больше. Должно быть, он все-таки ошибся и попал не туда. Не может же здравомыслящий человек полагать, что кто-нибудь купит этакую развалюху.

- Эй, дети! - крикнул он. - Неужели эта лачуга действительно вилла "Курица"?

Рыжая девочка вскочила и подбежала к калитке. Мальчик и вторая девочка нерешительно двинулись за ней.

- Ты что, в рот воды набрала? - спросил господин, поскольку рыжая девчонка так и не ответила на его вопрос. - Скажи мне, наконец. это в самом деле вилла "Курица"?

- Дай мне подумать, - проговорила девчонка и глубокомысленно покачала головой. - Краеведческим музеем это, пожалуй, не назовешь. Курган?

Нет, это не курган. Все ясно. Теперь я знаю, - завопила она, - это в самом деле вилла "Курица"!

- Отвечай как полагается, - огрызнулся господин и вышел из машины. Он решил все же зайти посмотреть дом и сад.

- Дом этот, конечно, можно снести и построить новый, - рассуждал он сам с собой.

- Прекрасная мысль! - воскликнула рыжая девчонка. - Что ж, тут же перейдем от слов к делу, - добавила она, подбежала к дому и оторвала с фасада одну. из досок.

Но господин не обратил на нее никакого внимания. Он вообще-то не интересовался детьми и их дурацкими выходками, к тому же теперь,он был занят делом - ему надо было все как следует рассмотреть. Сад, несмотря на свою запущенность, был все же великолепен и выглядел сейчас, в этот ясный солнечный день, на редкость привлекательно. Если построить здесь новую виллу, подстричь газон и проложить дорожки, если разбить хорошие клумбы и посадить цветы как положено, то, пожалуй, получится настоящая загородная вилла, в которой даже такой солидный господин, как он, сможет отдыхать, не уронив своего достоинства. И он принял окончательное решение: купить этот дом.

Продолжая расхаживать по саду, солидный господин придумывал все новые и новые усовершенствования. Само собой разумеется, эти замшелые деревья придется тут же срубить. Он остановился возле огромного широкоствольного дуба, который шатром раскинул зеленую крону над домиком.

- Его я прикажу срубить первым, - заявил господин решительным голосом.

Маленькая девочка в клетчатом платьице испуганно вскрикнула:

- Ой, Пеппи, слышишь, что он говорит?

А рыжая девчонка тем временем усердно скакала по лягушечьи.

- Да, это решено. Вот с этого трухлявого дуба я и начну приводить сад в порядок, - продолжал сам с собой говорить приехавший господин.

Маленькая девочка в клетчатом платьице умоляюще протянула к нему руки.

- Нет, нет, вы не должны этого делать, - прошептала она. - Это ведь такой... такой хороший дуб, на него так легко влезать. И еще у него такое большое дупло, и там можно прятаться.

- Что за глупости! - отбрил ее господин. - Я же не лазаю по деревьям и, как ты сама понимаешь, не собираюсь прятаться в дупле.

Аккуратно причесанный мальчик тоже подошел к господину.

Видно было, что и он очень встревожен.

- Послушайте, - сказал он с мольбой, - на этом дубе растет лимонад. И шоколад тоже. По четвергам. Не надо его срубать.

- Милые дети, - сказал господин, - мне кажется, вы слишком долго сидели на солнце, и у вас зашел ум за разум. Впрочем, меня все это не касается. Я решил купить этот дом и сад. Вы не можете мне сказать, где мне найти хозяина?

Маленькая девчушка в клетчатом платьице принялась плакать, а аккуратно причесанный мальчик побежал к рыжеволосой девочке, которая с невозмутимым видом продолжала скакать по дорожке.

- Пеппи, Пеппи! - закричал он. - Разве ты не слышишь, что он говорит? Почему ты ничего не делаешь?

- Как это я ничего не делаю! - возмутилась рыжеволосая девочка и запела: - "Вот лягушка по дорожке скачет, вытянувши ножки..."- Я, можно сказать, выбиваюсь из сил, а ты говоришь, что я ничего не делаю. Попрыгай-ка лучше сам, тогда увидишь, какое это замечательное занятие.

Все же она встала и подошла к приезжему господину.

- Меня зовут Пеппи Длинныйчулок, - заявила она. - А это вот Томми и Анника, - добавила она, указывая на своих товарищей. - Не можем ли мы быть вам чем-нибудь полезными? Не подсобить ли вам сломать этот дом, или срубить эти Деревья, или еще что-нибудь другое сделать? Скажите только слово, мы к вашим услугам!

- Меня совершенно не интересует, как вас зовут, - ответил солидный господин. - Я хочу знать только одно: где мне найти хозяина? Я решил купить этот дом.

Рыжеволосая девчонка, которую, как мы знаем, звали Пеппи Длинныйчулок, снова начала прыгать по дорожке.

- К сожалению, как раз сейчас хозяин занят, - сказала она и запрыгала с еще большим азартом, чем прежде. - Он занят очень важным делом, - добавила она и запрыгала вокруг господина. - Но вы сядьте и подождите - она придет.

- Она! Значит, здесь хозяйка женщина? - спросил господин с очень довольным видом. - Это куда лучше. Ведь женщины ничего не понимают в делах. Надеюсь, мне удастся купить этот дом за гроши.

- Надейтесь, надейтесь, - сказала Пеппи. Поскольку сесть было некуда, господин после минутного раздумья все же сел на краешек ступеньки. Маленькая обезьянка в тревоге заметалась по карнизу террасы. Томми и Анника - эти милые и аккуратные дети - испуганно стояли и не спускали глаз с господина.

- Вы здесь живете? - спросил он.

- Нет, - сказал Томми, - мы живем в соседнем доме.

- Но мы сюда приходим каждый день играть, - преодолевая смущение, добавила Анника.

- Ну, этому я быстро положу конец, - заявил господин. - Я не позволю детям бегать по моему саду. Пожалуй, на свете нет ничего противнее детей.

- Совершенно с вами согласна, - сказала Пеппи и даже на мгновение перестала прыгать. - Всех детей надо бы перестрелять.

- Как ты можешь так говорить? - ужаснулся Томми.

- Да, да! Надо перестрелять всех детей, - настаивала Пеппи. - Но увы, это сделать нельзя, потому что откуда тогда возьмутся всякие важные дяденьки? А без них ведь никак не обойтись.

Господин поглядел на рыжие волосы Пеппи и решил пошутить.

- Скажи, - спросил он, - что общего между тобой и коробкой спичек?

- Не знаю, - сказала Пеппи, но не удивилась. Господин дернул Пеппи за рыжую косу.

- У вас у обеих, - сказал он и заранее расхохотался, - пламя на голове!

- Чего только не приходится выслушивать, прямо уши вянут, - сказала Пеппи. - Но уж теперь я буду беречь свои уши.

Господин поглядел на нее и сказал:

- Знаешь что, я, пожалуй, за всю свою жизнь не видел более отвратительной девочки.

- Зато ты красавец, - отрезала Пеппи. - Но я не думаю, что людям достаточно взглянуть на тебя, чтобы быть счастливыми.

Видно было, что господин не на шутку рассердился, но промолчал. Пеппи тоже молчала и глядела на него, склонив голову набок.

- Послушай, - сказала она наконец, - а ты знаешь, что общего между тобой и мной?

- Между тобой и мной? - переспросил господин. - Надеюсь, что между мной и тобой нет ничего общего.

- Ошибаешься! - воскликнула Пеппи. - Оба мы пригожие - на свинью похожие! Только, чур, не я!

Томми и Анника тихонько захихикали, а солидный господин покраснел от гнева.

- Гадкая, наглая девчонка! - завопил он. - Я тебя научу, как надо себя вести!

Он протянул свою толстую руку, чтобы схватить Пеппи, но она ловко отпрыгнула в сторону, а секунду спустя уже сидела на ветке дуба. У господина глаза на лоб полезли от удивления.

- Ну, так когда ты начнешь меня учить? - спросила Пеппи и поудобнее устроилась на ветке.

- Успеется. Мне не к спеху, - заявил господин.

- Вот и отлично, - сказала Пеппи, - потому что я собираюсь просидеть здесь на дереве до середины ноября.

Томми и Анника засмеялись и захлопали в ладоши. Но этого им не следовало бы делать. Потому что солидный господин был уже вне себя от ярости, и так как он не мог поймать Пеппи, то схватил за шиворот Аннику и закричал:

- Что ж, придется проучить тебя! Уверен, что и тебе будет полезна хорошая взбучка.

Анника, которой никто никогда не давал взбучек, завизжала от испуга. В это мгновение Пеппи соскочила с дерева. Одним прыжком она оказалась возле господина.

- Знаешь что, прежде чем ты начнешь драться, я, пожалуй, поиграю с тобой в мяч.

Так она и сделала. Она обхватила толстого солидного господина поперек туловища и несколько раз подбросила его в воздух, потом на вытянутых руках понесла его к машине и швырнула на заднее сиденье.

- Я думаю, нам лучше отложить продажу этой лачуги на какой-нибудь другой день, - заявила она. - Видишь ли, я продаю свой дом только один раз в неделю и никогда не занимаюсь этим в пятницу. Ведь в пятницу нужно думать о том, как провести субботу и воскресенье, поэтому я обычно продаю его только по понедельникам, а по пятницам я занимаюсь уборкой. Всему свое время.

Господин с трудом пересел к рулю и дал полный газ, чтобы побыстрее отсюда убраться. Он был очень рассержен и огорчен еще и тем, что ему не удалось поговорить с хозяйкой виллы. Теперь он решил во что бы то ни стало купить этот участок, чтобы выгнать оттуда детей.

На площади он остановил машину и спросил у полицейского:

- Не можете ли вы мне помочь встретиться с дамой, которой принадлежит вилла " Курица"?

- С большим удовольствием, - ответил полицейский и тотчас сел в автомобиль. - Поворачивайте назад к вилле, - сказал он.

- Хозяйки там нет, - возразил господин.

- Вы ошибаетесь, она наверняка там, - заверил его полицейский.

С полицейским солидный господин чувствовал себя в безопасности и повернул назад. Уж очень ему не терпелось поговорить с хозяйкой виллы "Курица".

- Вот дама, которой принадлежит эта вилла, - сказал полицейский и указал на дом.

Благородный господин поглядел туда, куда ему указал полицейский, схватился за лоб и застонал - на ступеньках террасы стояла рыжая девчонка, эта самая отвратительная Пеппи Длинныйчулок, и на вытянутых руках держала лошадь. Обезьянка сидела на плече у Анники.

- Эй, ребята, глядите! - крикнула Пеппи. - Вернулся наш спукулянт.

- Не спукулянт, а спекулянт, - поправила ее Анника.

Солидный господин растерянно глядел на детей.

- Неужели... это вот... и есть хозяйка виллы? - спросил он упавшим голосом. - Помилуйте, это всего-навсего девчонка.

- Да, - подтвердил полицейский. - Всего-навсего девчонка. Но это самая сильная девчонка в мире, и живет она здесь совсем одна.

К калитке рысцой подбежала лошадь, на ней верхом сидела вся троица. Пеппи поглядела на солидного господина и сказала:

- Слушай, было очень весело, когда ты загадывал мне загадки, а теперь я тебе загадаю, Скажи, какая разница между моей лошадью в моей обезьянкой?

Честно говоря, сейчас господин меньше всего был расположен отгадывать загадки, но он почувствовал такое уважение к силе Пеппи, что не решился промолчать.

- Ты спрашиваешь, какая разница между твоей лошадью и твоей обезьяной? Нет, к сожалению, этого я тебе сказать не могу.

- Еще бы! На этот вопрос не так-то просто ответить, - сказала Пеппи. - Но я тебе подскажу. Если ты увидишь их обеих под деревом, а потом кто-то из них вскарабкается на его верхушку, то можешь быть совершенно уверен, что лошадь осталась внизу.

Солидный господин взялся за руль, снова дал полный газ и больше никогда-никогда не приезжал в наш маленький городок.